+7(343)216-35-67
+7-950-633-12-67

Авария 1957 года: случайность или ошибка системы

В сентябре 2012 года ис­полняется 55 лет с момента первой крупной радиацион­ной катастрофы, произошед­шей в Челябинской области на ядерном комбинате «Маяк» 29 сентября 1957 года. Редакции еженедельни­ка «Наша горнозаводская га­зета» удалось разыскать од­ного из ликвидаторов той ава­рии. Но даже спустя полвека он так и не согласился рас­крыть информацию и просил не называть его имя и фами­лию: так серьезно напугали «компетентные органы» 19-летнего юношу, проходивше­го срочную военную службу.

Если бы не произошла Чер­нобыльская катастрофа, люди никогда не узнали бы, что в центре России, у подножья Уральских гор, там, где Евро­па встречается с Азией, уже была такая авария, аналогич­ная Чернобыльской. Место, где произошла эта первая крупная ядерная катастрофа, долгое время было засекрече­но, у него не было официаль­ного названия. Поэтому мно­гим она известна как «Кыш-тымская авария» - по назва­нию небольшого старинного уральского городка Кыштым, расположенного недалеко от секретного города Челябинск-65 (сегодня это город Озерск), где на ядерном заводе «Маяк» и произошла страшная ради­ационная катастрофа.

Об аварии 1957 года гово­рят меньше и реже, чем о Чернобыльской. Долгое время информация о ней была за­секречена, да и произошла авария за 29 лет до Чернобы­ля. Для современных школьни­ков - это далекое прошлое, но забывать о нем нельзя. Боле­ют и гибнут ликвидаторы по­следствий той аварии, а те­перь это сказывается на здо­ровье их детей и внуков. Все еще опасен восточно-ураль­ский радиоактивный след. Еще не все жители переселе­ны с зараженных территорий. А главное - комбинат «Маяк» продолжает работать, прини­мать отходы с атомных элект­ростанций, сбрасывать отхо­ды в окружающую среду.

Выброс радиации при ава­рии 1957 года оценивается в 20 миллионов кюри, выброс Чернобыля - 50 миллионов кюри. Источники радиации были разные: в Чернобыле - ядерный энергетический ре­актор, на «Маяке» - емкость с радиоактивными отходами. Но последствия этих двух ка­тастроф схожи: сотни тысяч людей, подвергшихся воздей­ствию радиации, десятки ты­сяч квадратных километров за­раженной территории, стра­дания экологических бежен­цев, героизм ликвидаторов...

Одно из самых секретных предприятий Урала - произ­водственное объединение «Маяк» - постепенно раскры­вает свои тайны. В ноябре это­го года специальная комиссия рассекретила последние до­кументы, касавшиеся этого предприятия и хранившиеся в областном архиве. В област­ной архив попадали бумаги далеко не сверхсекретного содержания. Документы, скрывающие настоящую го­сударственную тайну и рас­крывающие деятельность это­го предприятия, хранятся в закрытых архивах «Маяка» и Росатома. Архивы недоступ­ны, а документы до сих пор засекречены, несмотря на прошедший тридцатилетний срок давности.

В то время любой документ, каким-либо образом связан­ный с «Маяком», проходил под грифом «секретно». За раз­глашение такой информации можно было надолго лишиться свободы. Сегодня нам кажет­ся, что ничего секретного в этих документах нет. Что осо­бенного в листке, где расска­зывается, какие именно зем­ли отводятся под строитель­ство завода № 817 МВД? Се­годня все южноуральцы пред­ставляют, где находится зак­рытый город Озерск, где в 1946 году построен тайный завод № 817 МВД - химком­бинат «Маяк».

Сухим языком отчета ава­рия описывается так: «Нару­шение системы охлаждения вследствие коррозии и выхо­да из строя средств контроля в одной из емкостей хранили­ща радиоактивных отходов, объемом 300 кубических мет­ров, обусловило саморазо-трев хранившихся там 70-80 тонн высокоактивных отходов преимущественно в форме нитратно-ацетатных соедине­ний. Испарение воды, осуше­ние остатка и разогрев его до температуры 330-350 граду­сов привели 29 сентября 1957 года в 16 часов по местному времени к взрыву содержи­мого емкости. Мощность взрыва, подобного взрыву по­рохового заряда, оценена в 70-100 т тринитротолуола».

В зоне радиационного за­грязнения оказалась террито­рия трех областей - Челябин­ской, Свердловской и Тюмен­ской с населением 272 тыся­чи человек, проживающих в 217 населенных пунктах. При другом направлении ветра з момент аварии могла слсжи-ъ-ся ситуация, при которой серь­езному заражению мог толэер-гнуться Челябинск или Сверд­ловск (Екатеринбург). Но след лег на сельскую местность.

В результате аварии 23 сельских населенных пункта были выселены и уничтожены, фактически стерты с лица земли. Скот убивали, одежду сжигали, продукты и разру­шенные строения закапывали в землю. Десятки тысяч людей, в одночасье лишившиеся все­го, были оставлены в чистом поле, став экологическими беженцами. Все происходило так же, как будет происходить спустя 29 лет в зоне Черно­быльской аварии. Переселе­ние жителей с зараженных территорий, дезактивация, привлечение военных и граж­данского населения к рабо­там в опасной зоне, отсут­ствие информации, секрет­ность, запрет рассказывать о случившемся несчастье.

В результате расследова­ния, проведенного силами атомной промышленности после аварии, сделан вывод: наиболее вероятной причи­ной стал взрыв сухих солей нитрата и ацетата натрия, образовавшихся в результа­те выпаривания раствора в емкости из-за его саморазо­грева при нарушении усло­вий охлаждения.

Однако независимого расследования не было до сих пор, и многие ученые счи­тают, что на «Маяке» произо­шел ядерный взрыв, то. есть в баке с отходами произошла самопроизвольная ядерная реакция. До сих пор не опуб­ликованы технический и хими­ческий отчеты об аварии.

Хотя в Интернете можно найти очевид­цев.

Гульшара И.: - Мне было девять лет, мы учились в шко­ле. Однажды нас собрали и сказали, что мы будем уби­рать урожай. Было непонятно: вместо того, чтобы собирать урожай, нас заставляли его закапывать. Вокруг стояли миг лиционеры, они сторожили нас, чтобы никто не убежал Большинство учеников из на­шего класса умерли потом от рака, а те, кто остались в жи­вых, очень больны, женщины страдают бесплодием.

Наталья С: - Помню, в го­роде тогда была жуткая пани­ка. По всем улицам ездили машины и мыли дороги. По радио объявили, чтобы мы выбросили все, что было в тот день в домах, и постоянно мыли пол Много работников «Маяка» заболели тогда ост­рой лучевой болезнью, но все боялись что-то высказать или спросить под угрозой уволь­нения или даже ареста.

Сергей В.: - В закрытой зоне Челябинск-40 служил сол­датом. На третью смену служ­бы заболел земляк из Ейска, а прибыли со службы - он умер. При транспортировке грузов в вагонах стояли на посту по часу, пока не пойдет носом кровь {признак острого облу­чения - прим. авт.) и не забо­лит голова. На объектах стояли за двухметровой свинцовой стеной, но и она не спасала. При демобилизации с нас взя­ли подписку о неразглашении. Из всех призванных нас оста­лось трое - все инвалиды.

Ризван А.: - 29 сентября 1957 года мы, учащиеся Ка-рабольской средней школы, убирали корнеплоды на полях колхоза имени Жданова. Око­ло 16 часов все услышали грохот откуда-то с запада и почувствовали порыв ветра. Под вечер на поле опустился странный туман. Мы, конечно, ничего не подозревали, про­должали работать и в после­дующие дни. Через несколь­ко дней нас почему-то заста­вили уничтожать не вывезен­ные к тому времени корне­плоды... К зиме у меня нача­лись страшные головные боли. Помню, как я в изнемо­жении катался по полу, как обручем, стягивало виски, было кровотечение из носа, я практически потерял зрение.

Гульсайра Г.: - Когда про­изошла авария, мне было 23 года, я была беременна вто­рым ребенком. Несмотря на это, меня тоже выгнали на за­раженное поле и вынудили там копаться. Чудом выжила, но теперь и я, и мои дети тя­жело больны.

«Первое воспоминание из детства, связанное с рекой Течей - это колючая проволо­ка. Реку мы видели через нее и с моста, тогда еще деревян­ного. Родители не пускали нас на речку, не объясняя почему, видимо, сами ничего не зна­ли. Мы любили подниматься на мост, любоваться цветами, которые росли на небольшом островке... Вода была про­зрачная и очень чистая. Но родители говорили, что река «атомная»... Они редко гово­рили про аварию в 1957 году, а если говорили, то шепотом. Пожалуй, впервые осознанно я поняла, что с нашей рекой что-то не то, когда поехала с матерью в другую деревню и увидела реку. Я очень удиви­лась, что та река без колючей проволоки, что к ней можно подойти...

В 60-70-е годы не знали, что такое лучевая болезнь, го­ворили: умер от «речной» бо­лезни... Врезалось в память, как мы всем классом пережи­вали за девушку, у которой было белокровие, то есть лей­кемия. Она знала,-что умрет, и умерла в 18 лет. Нас тогда потрясла ее смерть». (Цитата из книги Ф, Байрамовой «Ядерный архипелаг», Ка­зань, 2005 г.).

Для того чтобы ликвидиро­вать последствия аварии -фактически отмыть водой тер­риторию промплощадки «Ма­яка» и прекратить любую хо­зяйственную деятельность в зоне загрязнения, потребова­лись сотни тысяч человек. Из Челябинска и Екатеринбурга мобилизовали юношей, их не предупреждали об опаснос­ти. Привозили целые воинские части, чтобы оцеплять зара­женную местность. Потом солдатам запрещали гово­рить, где они были. Детей, 7-13 лет, из деревень посылали закапывать радиоактивный урожай (на дворе стояла осень). Комбинат «Маяк» при­влекал для работ по ликвида­ции даже беременных жен­щин. После аварии в Челябин­ской области и городе атом­щиков возросла смертность -люди умирали прямо на рабо­те, рождались уроды, выми­рали целые семьи.

29 сентября 1957 года день жизнь людей на Урале по­делилась на две половины - до аварии и после, как потом нормальную жизнь Украины, Беларуси, Европейской части России поделит другая черная дата - 26 апреля 1986 года.

Это была страшная катас­трофа. Но ее скрыли. Только после Чернобыльской аварии многие в Челябинской облас­ти поняли, что теперь можно сказать и об аварии на «Мая­ке». В начале 90-х годов, спу­стя более 30 лет после ава­рии, впервые был опубликован отчет о ней. Чтобы хоть как-то компенсировать людям нане­сенный вред, появился Закон о социальной защите тех, кто пострадал от этой страшной аварии. Но никто и никогда не узнает, сколько погибло чело­век. До сих пор на восточно-уральском радиоактивном следе осталась деревня Та­тарская Караболка, где 7 (!) кладбищ на 400 человек... До сих пор не переселено село Муслюмово, стоящее на бере­гу радиоактивной речки Теча. Радиация наносит генетичес­кий ущерб, а потомки 3-го, 4-го и 5-го поколений людей, подвергшихся облучению, бу­дут страдать и болеть.

С момента аварии прошло много лет. «Маяк» работает, принимает отходы, отработав­шее ядерное топливо со мно­гих АЭС России. Люди, рабо­тающие на нем и живущие рядом, подвергаются воздей­ствию радиации, накапливают в своем теле плутоний, цезий, стронций. По-прежнему еже­секундно, ежеминутно и даже в этот момент, когда вы читае­те эти строки, комбинат про­изводит тонны радиоактивных отходов, которые образуются в результате переработки топ­лива с атомных станций. И все это по-прежнему выливается в воду, теперь не в реку Теча, а в озеро Карачай. А, значит, все может повториться вновь... Ведь самое страшное не то, что подобные аварии случают­ся, а то, что из произошедше­го не делаются выводы, не из­влекаются уроки...

 

ООО «Зарубежная недвижимость» г. Екатеринбург - недвижимость за рубежом, АН "Регион-Маркет" - недвижимость в Екатеринбурге
Агентство Недвижимости ООО «Регион-Маркет» - надежность, проверенная временем
Адрес агентства недвижимости: 620114 Екатеринбург ул. Хохрякова, 98
ТЦ Весенний, 3 этаж, офис 40

Телефоны агентства недвижимости: +7(343)268-30-22,
Телефон/факс: +7(343)216-35-67,
+7-950-633-12-67

E-mail: regionural@bk.ru

Skype: regionural



Авария 1957 года: случайность или ошибка системы